Дом Благородного собрания

ул. Большая Дмитровка, 1

С детства Федор Михайлович был поклонником Александра Сергеевича Пушкина. Гибель писателя в 1837 году сильно потрясла юного Достоевского. Федор Михайлович писал в «Дневнике писателя»:

«Я и старший брат мой ехали с покойным отцом нашим в Петербург, определяться в Главное инженерное училище. <...> Тогда, всего два месяца перед тем, скончался Пушкин, и мы, дорогой, сговаривались с братом, приехав в Петербург, тотчас же сходить на место поединка и пробраться в бывшую квартиру Пушкина, чтобы увидеть ту комнату, в которой он испустил дух».

Три недели провел писатель в Москве для того что бы выступить с речью. Жил он на Тверской в гостинице «Лоскутная» (здание не сохранилось) и везде принимали его с радостью. Достоевский писал:

«Если будет успех моей речи в торжественном собрании, то в Москве (а стало быть, и в России) буду впредь более известен как писатель (то есть в смысле уже завоеванного Тургеневым и Толстым величия. Гончарова, например, который не выезжает из Петербурга, здесь хоть и знают, но отдалённо и холодно)».

Речь Ф. М. Достоевского произвела фурор, она была проста, но при этом пропитана любовью Достоевского к творчеству Пушкина. Большое внимание Федор Михайлович в своей речи уделил «Евгению Онегину». В своем письме жене, Анне Григорьевне, автор писал:

«Зала была набита битком. Нет, Аня, нет, никогда ты не можешь представить себе и вообразить того эффекта, какой произвела она! Что петербургские успехи мои! Ничто, нуль сравнительно с этим! <...>

Когда же я провозгласил в конце о всемирном единении людей, то зала была как в истерике, когда я закончил — я не скажу тебе про рёв, про вопль восторга: люди незнакомые между публикой плакали, рыдали, обнимали друг друга и клялись друг другу быть лучшими, не ненавидеть впредь друг друга, а любить. <...>

«Пророк, пророк!» — кричали в толпе. Тургенев, про которого я ввернул доброе слово в моей речи, бросился меня обнимать со слезами. Анненков подбежал жать мою руку и целовать меня в плечо. «Вы гений, вы более чем гений!» — говорили они мне оба. <...>

Согласись, Аня, что для этого можно было остаться: это залоги будущего, залоги всего, если я даже и умру».

Дом Благородного собрания

Россия, Москва и Московская обл., Москва,  ул. Большая Дмитровка, 1


Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.